Войны из ящика Пандоры: значение косовского прецедента ("Strategy Page", США)

Остин Бэй (Austin Bay)
11/08/2010

В прошлое воскресенье российский президент Дмитрий Медведев совершил краткий визит в Абхазию – «небольшое отколовшееся государство», являющееся частью расположенной в кавказском регионе Грузии.

Медведев побеседовал с лидером абхазских повстанцев, а затем порассуждал о решении России, принятом в августе 2008 года, относительно «освобождения» Абхазии и соседней Южной Осетии от того, что русские упорно называют грузинским этническим господством. «Это было не простое решение, - цитирует Медведева агентство AFP. – Существование народов Южной Осетии и Абхазии находилось под угрозой».

Медведев не использовал этот термин, однако этот человек из Кремля прибегнул к косовскому прецеденту. Когда российские войска вошли в Грузию в 2008 году, Кремль для оправдания своего нападения сослался на проведенную НАТО под руководством Соединенных Штатов оккупацию Косово, которое в то время было частью Сербии. Если вы (НАТО) можете это делать, сказали тогда русские, то значит и мы можем.

Заместитель премьер-министра Грузии ответил Медведеву, заявив, что русские «все еще продолжают играть в уже проигранную ими игру». Абхазия и Южная Осетия «признаны сейчас как оккупированные территории…».

Сербия проиграла косовскую войну в 1999 году. В прошлом месяце Сербия вновь потерпела поражение, когда Международный суд ООН признал, что одностороннее провозглашение независимости Косово является законным.

Сербия, поддерживаемая Россией, заявляла о том, что косовский прецедент откроет ящик Пандоры. После одностороннего провозглашения независимости Косово, получил одобрение сепаратизм, возникающий в результате международных действий по защите этнических меньшинств. Если для защиты албанских косоваров используется оккупация со стороны НАТО, то что может воспрепятствовать тому – возьмем конкретный пример, - чтобы российские миротворцы освободили представителей этнических меньшинств абхазов и южных осетин от Грузии?

По мнению российских дипломатов, в определенной политической форме – дипломатических шагах или военных действиях – пример Косово (вторжение войск НАТО, последующий статус действующего протектората ООН, затем одностороннее отделение от Сербии) затрагивает более 200 сепаратистских конфликтов во всем мире. Если самоопределение превалирует над неприкосновенностью государственной территории, то мир может ожидать целая серия сепаратистских кризисов.

В июле этого года судьи сказали нет, и приняли очень узкое определение: Косово – это особый случай освобождения народа (косовских албанцев), которым угрожало уничтожение от рук деспотического режима (Сербии под управлением диктатора Слободана Милошевича).

История, однако, может оказаться не такой счастливой.

Несмотря на попытку Международного суда ООН сфокусировать внимание на ситуации в Косово в 1998 и в 1999 годах, те государства, которым угрожают сепаратистские организации, интерпретируют Косово в универсальных терминах. Ни один суд не способен простым своим решением  предотвратить возникновение конфликта. 

Корреспондент радиостанции «Свободная Европа» Ахто Лобьякас (Ahto Lobjakas) написал после принятия решения Международным судом ООН: его главная слабость «состоит в том, что оно позволяет использовать Косово как прецедент, установленный «коалицией согласных». Возможно, на стороне этой самой «коалиции согласных» и находятся право и мораль, однако по своей природе все виды политического равновесия являются непостоянными, преходящими». Утверждение о том, что Косово – это уникальный случай, «является не правовым, а политическим аргументом. Как и независимость Косово, независимость Абхазии продолжает оставаться функцией внешней поддержки. Однако – в отличие от Косово – относительно Абхазии можно сказать, что у нее «неправильные друзья».

Неправильные означает Москва. Правильные означает Вашингтон.

Утверждение об уникальности было целью предпринятых ООН, Великобританией, Францией и США дипломатических усилий: Косово должно было стать «единичным» случаем. Агрессия в Косово, предпринятая администрацией Клинтона,  была агрессией совести, цель которой состояла в защите уязвимого албанского меньшинства.

В 1999 году несколько государств, сталкивающихся с сепаратистскими движениями, включая члена НАТО Испанию, не поверили в «единичность». Баскские и каталонские сепаратисты оказывают противодействие Мадриду и утверждают, что они обладают особым статусом.

В 2010 году остается неясным, несмотря на решение Международного суда ООН, каким образом косовский прецедент повлияет на беспокойный мировой порядок

К сожалению, ожесточенная политическая борьба в большом количестве государств по всему миру и – что очень вероятно – грязные небольшие войны за независимость (или отделение) в государствах, сталкивающихся с этими проблемами, в конечном итоге, вынесут историческое решение. Написано оно будет кровью.